Акционерный банкет. Особенности приобретения пакетов акций в Саратовской губернии

IMAG3738Раньше я любил командировки – новые города, новые люди, особенности местной ментальности, перелеты, гостиницы. Особенности проектов, которые я курировал предполагали мое постоянное присутствие на месте событий, будь то относительно дружественное приобретение предприятия, организация общих собраний или судебный процесс.

Мне всегда везло c принимающей стороной. С мурманской области я уезжал с литра красной икры и огромной тушей норвежкой семги, с Тулы — с пряниками. Из саратовской губернии — пропахший шашлыком, Волгой, (чего греха таить) водкой.

О, какой потрясающий шашлык делали в ресторанчике недалеко от нашей производственной базы. Почему-то большинство совещаний, в которых я принимал участие заканчивались в этом ресторане. Нам приносили огромные блюда овощей, зелени (именно там я пристрастился к базилику) и торжественно выносили громадные куски мяса, прожаренные на кости. Каждый кусок был размером с ладонь. Можно было заказать степень прожарки. И конечно запотевшая бутылочка местного разлива. Самые жаркие споры разрешались за таким обедом, часто тянувшимся до ужина.

Когда еще мы только приобретали саратовскую компанию и мотались по всей саратовской области в поисках акционеров, готовых продать свои акции, нелегкая занесла нас в город Балашов. Местный нотариус был ангожирован заранее, акционеры предупреждены, договоры заготовлены, деньги запасены, списки выверены. Сомнительной идеей было приезжать в пятницу и сообщить работникам, что желающим продать акции день будет засчитан как рабочий, но надо было привлечь 100 % внимания аудитории.

К назначенному времени у дверей нотариальной конторы скопилось некоторое количество рабочих, мнущих в руках паспорта и бумажки с записанным количеством акций. На крыльце горделиво стоял наш технический директор и пытался устанавливать порядок. Толпа постепенно прибывала. Я оккупировал стол в комнате для посетителей, разложил бланки договоров, образцы доверенностей, реестр акционеров и пакет с деньгами. Рядом восседал начальник местного управления, Степныч, взявшийся меня опекать. Помощницы нотариуса, заинтригованные небывалым действом выглядывали из своей комнаты и хихикали.

Технический убедился, что пришли все, кто хотел, звучно матюгнулся и запустил первого акционера. Я торжественно проверил его паспорт, сообщил цену за акцию, уточнил количество, сообщил общую стоимость, дал подписать бланк договора и анкету для регистратора. Под конвоем начальника управления, акционер двинулся оформлять доверенность на участие в собрании. (Список акционеров уже был закрыт). Обменяв доверенность на деньги, мы вытолкнули обалдевшего от счастья продавца наружу. «Не нае….. ли!» успел услышать я его клич. А ко мне уже ломился следующий посетитель. «Чего, правда деньги платите?» недоверчиво спросил он. «А вам зачем наши акции? А почему цена такая?», сыпались из него вопросы. Допрос был пресечен его непосредственным начальством, которое энергично объяснило, что, либо он продает акции, либо валит на … , то есть на объект, а морочить голову здесь не надо, желающих полно. «Ух ты!», только и успел шепнуть мой новый контрагент, увидев живые деньги.

И понеслось. Акционеры шли один за одним. Девочки-помощницы хриплыми голосами покрикивали на работяг, больше привыкших к монтажному инструменту, чем к ручке. Возгласы на крыльце становились громче и веселей. В какой-то момент нотариус намекнула, что толпа под окнами мешает ей сосредоточится. Технический очистил крыльцо, отогнав толпу в глубь сквера . Когда поток стал стихать, ко мне осторожно подошла нотариус. «Есть проблема, сказала она, в первой доверенности неправильное число». Нотариус поскромничала. Было неправильно не только число выдачи доверенности, но и дата реестровой записи и даже отчество продавца. «Но мы все исправили», порадовала она помахав чистым, неподписанным бланком.

Степаныч уточнил фамилию, кивнул и выскочил за дверь. «Михалюк!!!», раздался его мощный бас. «Михалюк, мать-мать-мать». Мы с нотариусом покраснели одновременно. Через некоторое время смущенный Степаныч, вернулся, сообщил, что с Михалюком возникли технические сложности и вызвал меня на крыльцо. Выйдя на свежий воздух я оценил масштаб бедствия. Михалюк, как первый космонавт, решил проставиться за свою «удачную сделку», но не рассчитал, что остальные последуют его примеру. Он мирно дремал прислонившись к стволу дерева, под которым расположились на пикник остальные участники сегодняшнего безумия. Пиршество возглавлял Технический, твердой рукой разливая уже продавшим акции и не менее твердо убеждавший не успевших это сделать подождать немного. «Там гость из Питера, ему тоже выпить хочется, а ты будешь на него перегаром дышать, девки молодые, почикай, успеешь».

Я вернулся в контору и в двух словах описал нотариусу ситуацию. «Но он же проснется?», наивно спросила она. Заверив ее в том, что это случится скоро, мы со Степанычем двинулись к участникам банкета. Михалюк спал сном младенца. Наши попытки его разбудить разбивались об его ангельское посапывание и причмокивание. «Успел же, гад», бормотал Степаныч. Технический бессмыслено нарезал круги по периметру, заламывал руки и виртуозно матерился. «Будить», твердо приказал я и решительно направился обратно в контору. Обсудив ситуацию с нотариусом, мы взяли правильный бланк доверенности, ручку и выдвинулись к будущему месту совершения нотариального действия. Разбуженный Михалюк попытался сконцентрироваться на бумаге, потом на нотариусе, потом на мне. «Андреич, я тебя уважаю», заявил он и попытался снова уйти в нирвану. «Уважаешь, подпиши!», коршуном метнулся я. Михалюк сделал замысловатое движение ручкой по бумаге и отрубился окончательно. «Нуууу, в графу попал, подпись разборчивая, прочитать успел», задумчиво сказала нотариус и пошла в контору проставлять печать и выписывать квитанции на нотариальные расходы. «Андреич, может ты с нами?», осторожно спросил Технический. «Обязательно, но попозже», вежливо отклонил предложение я и вернулся за свой стол. Притихшие акционеры мирно продали свои оставшиеся пакеты, я подбил баланс, расплатился за доверенности и вышел на крыльцо.

День клонился к закату. Под сенью дуба продолжался импровизированный банкет, в котором деятельное участие принимали Степаныч и Технический. Сгоняв в ближайший гастроном я купил тортик девочкам помощницам и с чувством выполненного долга присоединился к банкету. До приобретения контрольного пакета оставалось немногим более  20 % и после сегодняшнего приключения, это казалось вполне выполнимой задачей.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s