О рукоприкладчиках.

О рукоприкладчиках.

Комментировать сюжет для ВестиСанкт-Петербург, наша приятная и почетная обязанность. В этот раз я давал комментарий о возможностях молодого парня, неспособного, в силу здоровья держать ручку в руках и подписывать документы.

IMAG3114
Введите подпись

Одаренный молодой человек смог прорвать через сковывающую его болезнь и общается с миром посредство компьютерной программы, которая преобразует в голос его письменную речь. Эта крупная победа побудила желание у героя сюжета самому проявлять свою волю при совершении юридически значимых действий. Однако общество оказалось не готово зафиксировать это волеизъявление.

Я рассказывал про часть 3 статьи 160 Гражданского кодекса, в силу которой гражданин имеющий физические недостатки и неспособный подписаться самостоятельно может попросить другого гражданина подписаться за него. Такая подпись фиксируется нотариусом. Гражданин, который ее совершил (рукоприкладчик), не становится стороной по сделке, он всего лишь «расписывается за другого», «руку прикладывает».

Нотариальная практика широко применяет возможности рукоприложения при удостоверении доверенностей и завещаний (ст. 1125 ГК РФ). Существуют Методические указания для нотариусов, как должна совершаться такая сделка. При этом часть 2 статьи 1124 ГК,  очерчивает круг лиц, которые не могут быть рукоприкладчиками при совершении завещания. К таким лицам относится нотариус (или иное лицо, удостоверяющие завещание), наследники, недееспособные граждане, неграмотные, лица с физическими недостатками, которые явно не позволяют им в полной мере осознавать существо происходящего, а также те, кто не владеет языком, на котором составлено завещание.

Как правило в нотариальной практике данная норма толкуется расширительно. Нотариусы полагают, что рукоприкладчиком может быть исключительно независимое, незаинтересованное в происходящей сделке лицо. Некоторые ортодоксы считают, что рукоприкладчиком должен быть случайный человек с улицы (что-то вроде понятого).  Региональным нотариусы зачем-то интересуются наличием юридического образования у рукоприкладчиков.

Мне случалось бывать рукоприкладчиком трижды. Первый раз меня попросил знакомый моего отца, я подписывал за него доверенность. В тот раз нотариус лишь пристально посмотрел на меня. Как я узнал потом, это был его способ проверки дееспособности. В другой раз, я «попался» случайно. Отдавая на заверении копии каких-то документов, я был атакован помощником нотариуса, которая стала верещать, что в этом нет ничего, страшного, что мне ничего не будет и вообще. Пока я не понял, что именно она от меня хочет, мне было реально страшно подписывать непонятно что и за кого. Но когда я понял, что требуется просто рукоприложение, я сразу согласился.

Мой третий случай рукоприложения был почти забавным

Однажды мой приятель, не желавший беспокоить соседей и показывать им, что его отец, проживающий в отдаленном пригороде Питера ослабел настолько, что неспособен подписаться, пригласил меня помочь ему в этом деле. Имея свободный выходной, я согласился. Нотариус принимал граждан один день в неделю – с 10 до 14 часов, потом ездил по вызовам к таким же немощным старикам. Моя питерская прописка сразу показалась ей подозрительной, а когда приятель еще брякнул, что я приехал вместе с ним, специально для рукоприложения, ее глаза остекленели. Спасая положение, я стал плести, что я ехал по своим делам, а здесь оказался случайно, поскольку подобрал попутчика и хочу сделать доброе дело. Нотариус стала дотошно выспрашивать, зачем это я приперся за 60 км от Питера в их захолустье. Мое желание посетить дом-музей их знатного земляка заставило ее усмехнуться. Поворчав она приняла документы и сообщила, что приедет к нам в порядке очередности.

В другое время, я бы насладился свободным днем, свежим воздухом, ароматным чаем и беседой с умным собеседником, но как назло, в тот день было чертовски холодно и моросил дождь. Мы промерзли до костей на веранде халупы моего приятеля в ожидании нотариуса. За 10 минут до закрытия дома-музея к их дому подкатила ярко-красная машина нотариуса. Уставшая за день женщина отогнала нас от его папы и подробно расспросила папу  о дне недели, времени года, месте жительства и тд. Потом рассказала какую доверенность она подготовила и удостоверилась, что он понимает, что именно ему предстоит подписать. Когда доверитель начал кокетничать с нотариусом, называть ее «девочкой» и предлагать конфеты, наша грозная мадам растаяла окончательно и призвала меня к подписанию документов.

По дороге обратно, я задумался – нужна ли столь громоздкая процедура удостоверения подписи рукоприкладчика, ведь можно же, (как предлагает герой сюжета) удостоверять свою личность отпечатком пальца. Поразмыслив как обыватель, я восхитился простотой идеи. Поразмыслив как юрист, я нашел в этом способе много слабых мест и бездну возможностей для злоупотреблений. Дорога пролетела быстро в таких размышлениях и к концу дороги я пришел к банальной мысли либо лучшее – враг хорошему, а тогда не стоит менять вековую традицию, либо я недостаточно умен, чтобы придумать современную альтернативу. Первый вариант мне нравится гораздо больше.

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s