Восстановление срока принятия наследства – это вам не хухры-мухры

Восстановление срока принятия наследства – это вам не хухры-мухры. Тут думать надо!

Пару лет назад я ухнул в директ почти полтинник, чтобы уже на стадии разговора отказываться от работы. Ну не восстанавливают суды сроки по причине того, что наследник не знал об открытие наследства. Внимательнее надо к родственникам быть – объяснял Верховный суд. Истории, которые мне рассказывали страждущие, были похожи одна на другую: жил в другом городе, давно не общался, знать не знал, родные не сообщили.

Я отказался сразу. Браться за заведомо невыполнимую работу не в моих правилах. Карму портит. Но три обращения выпали из общего правила и эти поручения я принял.

Что хочет клиент?

Как и все мы, чтобы у него все было, а ему за это ничего не было. Если цель благая и законная, то отчего бы не взяться, особенно, если сошлись в цене.

  1. Клиент очень хотел приобрести земельный участок. Даже часть фундамента на нем купил. Но вот вторую половину купить не мог, потому что принадлежала она Аглае Ивановне (уроженке Вологодской области, 1892 года рождения).

На первой встрече клиент ошарашил меня вопросом: «Могу ли я восстановить срок принятия наследства за бабушкой, которая умерла 50 лет назад?» Я заинтересовался. Клиент пояснил, что бабуля жила в Ленинграде, потом купила домик в пригороде и уехала туда жить вместе со старшим сыном.

Сын выпивал и буянил, периодически исправляясь на стройках народного хозяйства. В одну из таких «отлучек» дом сгорел, а бабушка пропала. Сыну было не до этого, он куда-то переехал. Был у бабули и внук, но тоже не строитель коммунизма. Мой же клиент уже имел дело с правнуком.

Мы креативили долго. Разбирая документы, убедились, что наследственная цепочка прервана. Только правнук оказался сознательным и принял наследство, как полагается, у своего отца. Можно было бы дополнить цепочку, но вот бабушка формально была жива и сведений о ней нигде не имелось.

Клиент собрал массив информации, надо было его обработать. Вариантов было два: либо доказать права родственников, либо признать выморочным и купить у муниципалитета. Клиент выбрал первый путь.

Отказные ответы огорчали, но давали волю фантазии. Мы придумали вот что: коль скоро о смерти бабушки сведений нет, то значит, она жива. Исходя из этого посыла, мы и действовали.

Поскольку бабушка была жива, то надо признать ее умершей. В этом случае датой ее смерти будет считаться дата вступления в силу  определения суда. И тогда правнук примет наследство по праву представления и продаст нашему клиенту.

Еще был вариант установить факт принятия наследства. Якобы от бабули сохранились часы, которые переходили от сына к внуку и правнуку. Сложность лишь заключалась в том, что бабушка, 1892 года рождения, считалась живой.

Тема с признанием умершей была признана рабочей. Клиент выбрал ее, как наименее затратную. Главной задачей было не ржать в голос, пока писалось заявление. Я справился.

Схема была простой, изящной, очевидной и казалась единственно правильной. Она была настолько очевидной, что клиент, обоснованно желая сэкономить на юридических услугах, пошел на заседание лично.

По его словам, первое слушание дела прошло хорошо. Судья не выказал недоумения. Но на втором заседании он столь же хладнокровно отказал нам. В Загсе одного из районов таки откопали свидетельство о смерти бабули.

Оставался второй вариант – установить факта принятия наследства. Мы просчитывали варианты. Были и темные места и белые пятна в нашей истории, но ошлифовывать такие иски приходится в процессе. Наша матрица доказывания предполагает, что каждое из доказательств должно появиться вовремя. Иногда надо вываливать все сразу, а иногда стоит придержать некоторые сведения, создав интригу.

Дело предстояло интересное, сложно и дорогое. Но тут неожиданно уперся клиент. Он был уверен в двух моментах: во-первых, что он сам справится в суде (допустимо, но не в этом случае) и, во-вторых, что мы задираем цену. Конкуренты из бесплатной консультации обещали ему тоже самое, но в три раза дешевле! На этом основании он требовал от нас скидку. Дело было слишком интересным, чтобы его отпустить, но и демпенговать не хотелось.

Клиент мялся, я злился, но не уступал. Мы провели несколько раундов переговоров. Двигаться со своей позиции я не желал. Либо мы берем все дело целиком и делаем скидку 10 %, либо клиент идет к другим. Часть работы я брать не хотел.

Бережливость победила и клиент ушел. Примерно через полгода он позвонил и сказал, что будет обращаться в администрацию муниципалитета с просьбой признать имущество выморочным. Просил составить заявление. Узнав цену, стал просить скидку. Я же сослался на большой объем текущей работы.

  1. Судиться не всегда сгодится.

Это снова была история из серии «не знали, не ведали».

Обычно, когда мне рассказывают истории о восстановлении срока, я задаю несколько контрольных вопросов, чтобы понять, стоит ли продолжать разговор. Но уж больно убитый голос был у моей собеседницы. Она была настолько растерянной, что я предложил ей прийти на консультацию, пообещав проконсультировать бесплатно в том случае, если ее ситуация действительно безвыходная.

Пришедшая девушка была не столько печальная, сколько растерянная. Ее отец с матерью прожили вместе почти 50 лет. Совместно нажили две квартиры, дачу, машину, гараж. Папа скончался 10 лет назад, а мама прошлым летом, за год до нашей встречи.

Девушка опомнилась о необходимости что-то оформлять, только когда старшую надо было отправлять в школу. Взяла документы и залезла в Интернет, где узнала, что пропустила срок. Погрустив еще пару месяцев, в том же Интернете она нашла нас. Подавать в суд заявление было бессмысленно – ни одна из ее персональных причин не могла считаться уважительной.

Я выслушал ее и попросил документы. На стол легли старенький договор приватизации, не менее древнее свидетельство о праве собственности на землю, квитанции, Форма 9. Посмотрев на это, я вздохнул, затем взял телефон и набрал номер помощника нотариуса, к которому обращаюсь чаще всего. На глазах у моей изумленной собеседницы я записал ее на прием, сказав при этом: «Есть хорошие новости, и они платные».

Глаза у девушки загорелись. Дело было простым и скучным.  Девушка была прописана в одной квартире с родителями, несла расходы на содержание имущества после смерти и погасила задолженность по коммуналке за матерью. Фактическое принятие наследства. Нотариусы, в соответствии с разъяснениями, оформляют такое без вопросов.

«Ой, как хорошо! — сказала она на прощание. — А то я была в бесплатной консультации, где мне сказали, что надо подавать в суд на восстановление срока. Стоит это 100 тысяч рублей. Кроме того, надо дать 200 тысяч на взятку судье. И отпускать меня не хотели, пока я договор не подпишу».

Я только скрежетнул зубами от возмущения.

  1. Доказательства уважительности причин восстановления сроков

Мало кто приходил ко мне столь вовремя, как следующий герой рассказа. Его задача, как ему казалось, была простая: раздвижить обездвиженное заявление в суд о восстановлении срока. Продвинутый пользователь сети и грамотный человек он сделал почти все правильно. Кроме нескольких, как ему показалось, мелочей, которые послужили причиной оставления заявления без движения.

Вот тут то и была сложность. Судья потребовал представить документы по числу сторон (исправимо), рассчитать и оплатить госпошлину (исправимо), приложить Форму 9 на наследуемого, которым выступала мать моего собеседника (исправимо), предоставить доверенность с правом подписания иска (исправимо, но требует времени ввиду состояния здоровья матери), а также отказ нотариуса в принятии заявления о принятии наследства (сложно, но исправимо).

Ну, и еще по мелочам. Сложности было две. Первая заключалась в том, что Т. пришел в день окончания срока исправления недостатков. Это бы и ничего (можно подать и по новой), но вторая сложность была катастрофичной. До окончания полугодового срока после отпадения обстоятельств, препятствующих принятию наследства своевременно, оставалась неделя. Я довел до клиента пикантность ситуации, написал список того, что надо сделать, взял аванс и, невзирая на поздний час, начал ваять заявление.

Позиция была внятная и прозрачная: наследодатель скончалась в другой стране в хосписе, о ее смерти наследнице сообщили через два месяца. Наследница, дама более чем почтенного возраста, слегла еще до того, как получила это печальное известие. Свидетельство о смерти власти городишки, затерянного в центре Европы, выдали только через семь месяцев после смерти наследодательницы. Через третьи руки оно попало в Россию, практически обычной почтой. Потом пришлось ждать, пока мать Т. будет в хорошем самочувствии, чтобы вызвать нотариуса и оформить доверенность. Вот и набрались предельные сроки.

Готовя новое заявление и доказательства, я пользуясь нашей матрицей доказывания, исходил из следующего:

— Срок пропущен, но по уважительным причинам.

1) Наследница и наследодатель – люди преклонного возраста и жили в разных странах.

2) Власти европейского города выдали свидетельство о смерти несвоевременно. Оно долго добиралось до России. И это не вина наследницы.

3) Физическое состояние наследницы не давало возможности своевременно обратиться в суд.

Доказательства:

  • С родством и возрастом все было просто: доказывалось свидетельствами о рождении наследодательницы, наследницы и их родителей. В них же была указана дата рождения.
  • В Форме 9 было указано, что наследница выехала на пмж за рубеж.
  • Медицинские справки и эпикризы подтвердили состояние наследницы.
  • Отказ нотариуса подтвердил факт невозможности иным путем защитить свои права.
  • Иностранное свидетельство о смерти уже было переведено и аппостилировано.

К делу мы приложили электронную переписку с доверенным лицом, получившим свидетельство на руки и конверт, в котором от него пришло письмо со свидетельством.

С банком и суммой вклада нам пришлось гадать. Мы выбрали ближайший к бывшему дому нашей наследодательницы. Когда обсуждали сумму вклада, я предложил поставить минимально разумную, около 200 тысяч рублей. Как потом оказалось, я ошибся не намного. Поскольку сумма вклада, отделение и номер счета были неизвестны, мы подготовили ходатайство о судебном запросе.

После того, как удалось утрясти организационные вопросы, клиент лично отвез заявление в суд. Хотя на подготовку у нас ушло чуть больше суток, все было сделано точно и аккуратно. Третьего шанса подать документы уже не было.

Но все прошло гладко. После Нового года на сайте суда появились сведения о принятии нашего заявления и дата заседания. С делом судья справился за три заседания, с учетом судебного запроса.

«Оказывается, все так просто!» — сказал мне клиент. Я вопросительно поднял бровь. «В смысле, спасибо большое! — поправился он. — Я бы без вас не справился». Я искренне поблагодарил его за оценку моей работы.

 

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s